Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

США делают из Путина мальчика для битья, которого они не боятся

Почему противостояние Вашингтона с Москвой набирает обороты

Россия никому не угрожает. Поэтому Вашингтону нечего строить политику так, будто он все силы должен отдавать противостоянию с Москвой. Такое мнение на страницах The National Interest высказал Дуг Бэндоу — бывший помощник экс-президента США Рональда Рейгана.

«Несмотря на спирать дипломатического противостояния, новой холодной войны не существует. И горячей не будет, если Вашингтон сам не разожжет конфликт, проводя все более интервенционистскую и активную внешнюю в областях, которые Россия считает жизненно важными», — считает он.

Экс-помощник Рейгана указывает на следующие ключевые моменты:

— Отсутствует первый и самый важный ингредиент холодной войны: идеологическая конкуренция. «Америка остается агрессивной на международном уровне, преисполненной решимости изменить мир по своему образу или, по крайней мере, в своих интересах. И несмотря на то, что вторжение в Ирак, государственное строительство в Афганистане, переформатирование Ливии и Сирии катастрофически провалились, правящая элита Америки не сделала из этого никаких выводов», — пишет Бэндоу.

— Внешняя политика России по существу консервативна и сдержана, хотя и не пацифистская, считает американский аналитик. Владимир Путин за все годы у власти не сделал ни одной попытки захватить чужую территорию. Крым можно не считать — там само население выразило желание войти в состав РФ. А все истории с Южной Осетией, Абхазией, Донбассом ясно показывают: России эти территории в своем составе не нужны. Поэтому смешно десятилетиями слышать вопли Прибалтики — дескать, Москва готовится их захватить. Если уж Кремль не польстился на территории с лояльно настроенными к нему жителями, то головная боль с враждебным населением ему уж точно не нужна. Россия бьется лишь за то, чтобы НАТО не придвигалось вплотную к ее границам.

— «Даже сирийское приключение Путина демонстрирует пределы его амбиций. Он поддержал давнего союзника, чтобы помешать еще одному агрессивному продвижению США. Москва лишь стремится сохранить свою небольшую роль в регионе, в котором долгое время доминировала Америка, которая является союзником Израиля, Иордании, Египта и стран Персидского залива», — говорится в статье.

— «Между Вашингтоном и Москвой нет спорных территорий, или жизненно-важных регионов, оккупированных противостоящей державой. Ни один народ не заинтересован в завоевании другого. Единственной подлинной областью конфликта является желание американских политиков навязать свою волю практически везде на земле. Политика США — это перевернутая форма доктрины Монро: другим странам не разрешается использовать влияние даже в их собственных окрестностях», — резюмирует Дуг Бэндоу.

У американской администрации есть очевидный и простой путь избежать конфликта с Россией — «не продвигать свои гарантии безопасности и военные развертывания к границам РФ», пишет Бэндоу. И тогда все будет мирно и спокойно.

Кроме того, Вашингтон, рисуя себе страшного врага в лице путинской России, рискует пропустить другую опасность. За последние годы изменился Китай — его амбиции простираются далеко. Поднимается Индия, и не известно, чего она захочет в будущем. Вот о чем должна думать американская администрация, считает Бэндоу, а не объявлять новую холодную войну России и тратить на это миллиарды.

Насколько позиция Дуга Бэндоу отражает взгляды истеблишмента США, что нужно, чтобы Америка изменила правила игры в отношении России?

— Точка зрения, изложенная Бэндоу, является в Америке откровенно диссидентской, и разделяется лишь меньшинством, — считает президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. — Понимает ли американская элита или нет российские реалии, раскручивая маховик противостояния с Москвой, — в данном случае совершенно неважно.

Напомню, что выдающийся вклад американцев в философию связан со школой прагматизма, где критерием истины является полезность. В данном случае, критерием истинности является полезность с точки зрения задач, стоящих перед США. Эти задачи могут пониматься по-разному, но общим знаменателем для влиятельных кругов американских элит является установка на сохранение американского доминирования.

Америка должна доминировать в мире, который изменился после холодной войны, где больше нет системного оппонента в лице СССР, наблюдается восхождение Китая, образование новых экономических центров, и размывание экономического лидерства Штатов.

США стремятся сохранить гегемонию в этом меняющемся мире. А демонстративное наказание выскочки как раз и является одним из отработанных, веками проверенных способов поддержания гегемонии.

Выскочка, замечу, не равен по значимости оппоненту, оспаривающему гегемонию. Не равен тому, кого на самом деле боятся. Выскочка — это козел отпущения, мальчик для битья. Наказать его — способ не сильно рискуя укрепить доминирование в группе, в данном случае, в мировом сообществе.

Россия как раз выступает в этой классической роли — наказуемого выскочки.

РФ ведет себя если не виктивно, то не отвечает так, как могла бы, на бесцеремонное и грубое давление, которое уже никак не связано с хорошим или плохим поведением Москвы.

— Как Россия могла бы отвечать?

— Отвечать, безусловно, нужно по периметру российских границ — в зоне наших жизненных интересов. Прежде всего, на Украине, а также в направлении Прибалтики.

Скажем, 1 апреля президент Латвии Раймондс Вейонис подписал закон о переводе обучения в школах национальных меньшинств на латышский язык. К 2021 году в русских школах в Латвии, в старших классах, образование будет вестись только на государственном — латышском — языке.

Никакого ответа со стороны Москвы на этот выпад не последовало. Хотя если американцам экономические санкции России скорее безразличны, то для Прибалтики жесткие удушающие экономические меры — а поводов для них более чем достаточно — могли быть очень чувствительны.

То же касается Украины. В октябре 2017 года Госстат Украины сообщил, что по объему инвестиций в экономику страны Россия занимает третье место — она инвестировала $ 4,4 млрд., что составляет 11,4% от всех инвестиций. Позади России, причем с большим отрывом, идут Великобритания — $ 2,1 млрд. (5,5%) и Германия — $ 1,7 млрд (4,5%).

Но даже простых экономических рычагов Россия пока не использовала для ответа на вызывающее поведение. Именно это поведение — в случае, если ответа не последует — должно очертить роль России в миропорядке в самом невыгодном для нас ключе.

— Бендоу вполне прагматичен: он указывает, что Вашингтон, рисуя врага в лице путинской России, рискует пропустить реальные опасности — со стороны Китая и Индии. Почему, тем не менее, США так поступают?

— Одной из возможных стратегий борьбы за лидерство могло бы стать выстраивание Штатами оппонирования с новым центром силы с опорой на субцентры, в том числе на Россию. В Америке были сторонники такого подхода, причем к их числу относился Дональд Трамп. Но этот сценарий уже нереализуем — реализуется другой сценарий, и он имеет свою инерцию.

Так происходит, на мой взгляд, потому, что для Москвы это было бы привлекательным стратегическим сценарием — играть роль балансира в мире американо-китайской биполярности, не связывать себя чрезмерно ни с одним полюсом, и поддерживать с обоими рабочие отношения.

США, я думаю, лишили нас такой выгодной стратегической опции вполне сознательно. И теперь наигрывание очков на американо-китайском противостоянии России не светит — просто потому, что по ней стали бить в первоочередном порядке.

— Россия могла бы стать системным оппонентом Америки — таким, каким был СССР?

— Нет, не могла бы, и ей это совершенно не нужно. России, я считаю, нужно обеспечить свою автономию и самодостаточность, но ни в коем случае не претендовать на альтернативный мировой блок. Это не соответствует, мне кажется, ни нашим возможностям, ни нашим жизненным интересам.

— The National Interest — журнал высоколобых американских политологов, которые позиционируют себя как сторонники realpolitik, — отмечает декан факультета социологии и политологии финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — Другое дело, журнал, несмотря на весь свой авторитет, и несмотря на то, что его консультативный совет возглавляет Генри Киссинджер (госсекретарь США с 1973 по 1977 годы, — «СП»), выражает позиции только определенной группы в американском истеблишменте, и не самой влиятельной.

Есть еще момент. Публикация может быть и отвлекающей — адресованной той части российского истеблишмента, которая настроена на достижение компромисса с США любой ценой. Таких людей в российской элите хватает. Они опасаются, что нарастание противостояние закончится заморозкой их активов и резким сокращением их возможностей на Западе, который они не считают врагом.

Указывая на такие публикации, они могут доказывать, что еще не все кончено. Что красная линия в отношениях с Вашингтоном не пересечена, и с американцами еще можно договариваться.

Замечу, даже факт, что The National Interest курирует Генри Киссинджер, вполне показателен. Киссинджер опасный противник — можно вспомнить, как своими высказываниями он убаюкивал советское руководство, и к чему это, в конце концов, привело.

Да, Дуг Бэндоу внешне придерживается объективных позиций. Но я не исключаю, что это делается для отвода глаз, чтобы США могли еще более эффективно продолжить политику жесткого прессинга России.

Андрей Полунин

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

320
Похожие новости
15 октября 2018, 16:57
15 октября 2018, 18:27
14 октября 2018, 13:12
15 октября 2018, 07:42
14 октября 2018, 14:42
15 октября 2018, 18:27
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
12 октября 2018, 15:42
15 октября 2018, 07:42
14 октября 2018, 13:12
13 октября 2018, 09:27
10 октября 2018, 00:27
14 октября 2018, 14:57
09 октября 2018, 19:27