Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

О признаках новой ситуации

Аксиомы ментальной геополитики

Опыт предыдущих войн уже давно учтен. А потому никакой общей системы безопасности в Европе и в мире возникнуть не может. В геополитике нет места иллюзиям и эмоциям. Сильному такая система просто не нужна, поэтому тратить на это время с точки зрения США бессмысленно.

В случае с геополитикой мы имеем дело с эгрегорами. Это очень важно понимать, поскольку выводы из этого тезиса не всем очевидны. Сегодня есть несколько больших эгрегоров. Мы и Запад – только важная пара на этом поле, но есть и другие. Поговори об общих чертах, аксиомах для нас.

Российская политика лавирования – к сожалению, необходимость.

Она строится по пословице «по одежке протягивай ножки». Запад иногда воспринимает ее как нашу растерянность. Их удивляет, как долго удается Путину уходить от решения, способного резко поменять курс России. С точки зрения Запада, выбор у него невелик.

Согласиться на роль протектората Запада. В результате принятия этого варианта расчленение России в итоге неизбежно. Против этого Путин выступал всегда. Но есть силы в наших элитах, которые этого очень хотят.

«Бей первым, Фреди». Например, нанести первый удар, молниеносно взять Киев, нейтрализовав Украину. Тут же признать независимость Приднестровья и Гагаузии. Для этого придется почистить госаппарат и СМИ.

Что интересно, Западу особо нечем нас напугать, если удастся этот вариант. Санкции они уже ввели. А замораживание оставшихся активов российских олигархов и госкомпаний на Западе может привести к конфискации западных активов у нас. Опытные олигархи свои активы давно вывели. А Россия спокойно может прожить без экономических связей с Западом, она уже попробовала этот вариант в течение двух лет. Стало лучше.

Третий вариант, который избрал Путин, это лавирование: на уступки Западу не идти, но и первого удара не наносить. Он не сулит ни быстрой победы, ни поражения. Работаем по ситуации.

Руководство Украины это лавирование приводит в тихое бешенство: им-то так нужен был удар. А Донбасс уже порядком окреп и порядком надоел Украине. Пат.

Кормить Украину для Запада не накладно, он дает только самое необходимое дабы длить контроль над тоталитарным государством. Кстати, этот контроль уже давно условный. Но в условиях современного обострения патовая ситуация бесконечно длиться не может. Истощает она не Запад, а Украину. Население оттуда бежит или тихо вымирает. Западу это выгодно.

Вариант лавирования лучше только по одному параметру – прямой удар может спровоцировать горячую мировую войну. А мы к ней не готовы. Хотя уже готовимся.

Сложившаяся внешняя ситуация не дает Путину возможности пойти на кардинальные изменения во внутренней политике. Реальное устройство постсоветского общества – это вам не советский монолит. Тем не менее обойти эту хирургическую процедуру не удастся. А запаздывание с данной операцией может привести организм общества к летальному исходу.

Пока что Путин укреплял суверенитет России, ее мощь и влияние росли, национальные интересы были заявлены, а с Западом он стремился поддерживать любые приемлемые отношения и связи. Но Запад никогда не собирался и никогда не будет учитывать российские интересы. Это первая аксиома. Он преследует только свои интересы. Становишься слабым – он тебя поглощает. Вырос до сильного – боится, но уважает. Будет с тобой сотрудничать, но при случае нанесет удар в спину. Поэтому ни в коем случае нельзя делать себя объектом экономического шантажа. Это особенность политики Запада, которую хорошо знают все, кто имел дело с историей. Хотя в истории никогда не было такой моно-власти Запада, как сегодня.

Добиться раскола между ЕС и США нельзя. Это вторая аксиома ментальной геополитики. Западная элита ментально однородна и состоит из русофобов. Поэтому стратегия России в отношении Запада только одна: нельзя жертвовать интересами безопасности России никогда.

Кажущиеся разногласия между западноевропейцами и американцами – кажущиеся. С Западом нельзя договориться. Можно только поболтать.

Политика создания угроз западным интересам в различных районах мира куда более действенна. Только в этих случаях Запад способен пойти на переговоры по значимым для нас вопросам. Прочие аргументы не работают.

Отсюда последняя аксиома: только демонстрация и применение собственной силы может дать близкий к позитивному результат.

Особенно смешно апеллировать к нормам международного права. И еще вопрос – стоит ли России соблюдать международное право, когда Запад его постоянно нарушает. У меня впечатление, что кроме нас эти нормы уже давно никто не соблюдает. Так может и нам пора задуматься прежде всего о своих интересах, а не принимать на себя боле ненужные обязательства?

Люди, конкретные лица и т.д., тут совершенно ни при чем: это эгрегор. Он громаден и слеп. Как все гигантские животные, он свиреп и беспощаден. Он борется за жизнь и поглощает ослабевших. Сегодня это планетарного масштаба сгусток отрицательной энергии. Кошмар ситуации в том, что опирается он на самую развитую техническую цивилизацию Запада. А может, как раз это и закономерно.

При достижении мировой гегемонии этот эгрегор поглотит все разнообразие на Земле и тем самым остановит историю. Люди вымрут.

Мне иногда кажется, поскольку эгрегоры бессмертны, что он пришел к нам из такой невероятной древности Земли, что мы и предположить не можем. Она же много раз менялась, и что там было – и откуда это возникло, нам не понять. Но если развивать эту гипотезу, становится как-то не по себе от безысходности.

Но есть же и Россия с ее светлым эгрегором. Есть будущая линия развития. Есть возможность победить. Не победить Зло, а победить в нашей истории. Поэтому нам надо выиграть нашу малую битву, идущую на фоне тех гигантских циклов времен, которые на нас сегодня смотрят с высоты всех надсистем. С нами Бог!

Специфика ментальной энергетики на грани войны

Мы в преддверии войны, и, что интересно, мы находимся в этом состоянии второй год, если не больше. Гипотеза столетних циклов позволяет говорить об этом с уверенностью, не потому, что «так получилось», а потому, что «так закономерно». Вспомните 1914, 1812, и т.д. в глубь веков. Закономерность состоит в том, что за столетие срабатывает механизм цикла, описанный, например, Л.Н. Гумилевым: «впрыск» биосферной энергии в этнос – и ее постепенное понижение от максимума до минимума. Любопытно, что без гипотезы эгрегора «этнос» является абстракцией, но это особый вопрос. При этом впрыскивание энергии на уровне менталитета и культуры мы связываем с активностью Солнца: это управляющий историей хронометр. А циклы этносов крупнее, они надсистемные.

Точки начала войн характеризуются наличием максимума ментальной энергии: она не просто избыточно велика – только в результате «ослепленности» люди готовы идти убивать друг друга. И здесь следует различать естественный ментальный всплеск (впрыскивание биосферы) и индуцированный, наведенный. При естественном видна «неостановимость» пассионарных этносов, даже небольших: они сметают все на своем пути. Что касается индуцированного – это хорошо видно на примере Украины. Эти слепые и безумные глаза скачущих зомби, но потом – откат и тяжелое «похмелье», очень много психических срывов и суицида.

Первая аналогия – массовое безумие толп времен Гитлера. Вот тут надо понимать, что это Германия в момент максимума естественной ментальной энергии. А сегодня как раз минимум – посмотрите на тех же немцев, когда арабы пристают к немецким женщинам. Да и мы не лучше – сморим, как некий недо… поляк открыто оскорбляет Россию по нашему центральному каналу. Возмутился только Кургинян, остальные молчат в тряпочку.

Кстати, нечто похожее (массовая истерия, толпы, безумные глаза) происходило в Китае во времена «культурной революции», где Мао достиг аналогичным индуцированием совершенно другой цели: он накачивал древнейший эгрегор китайской империи и тем много чего возродил. Энергетика того времени не была еще слабой, а массовые действия совершали миллиарды людей. Кстати, массовая истерия в виде битломании – это аналогичное западное проявление «индуцированной» накачки 1960-х.

Сегодня ментальная энергетика в мире на нуле. Конец столетнего ментального цикла 1920-2020. Это раз.

И второе – украм накачивать нечего, у них нет общего эгрегора, поэтому они так старательно выдувают мыльный пузырь своей новой и древней истории. А, согласитесь, нельзя наполнить кувшин, которого нет.

Индуцирование захватывает психику человека, но энергией не наполняет, то есть, не дает человеку энергию жить в одиночку. Напротив, оно ее быстро вычерпывает на «скачках», где происходит короткий всплеск группового безумия. Зато идет перераспределение общего объема энергии людей в эгрегоре этой общности. А отдельный человек опустошается – его «провампирили». Если его с вялой волей послать на войну (под видом АТО), она и будет такой вялотекущей, какую мы и видели, но зато человек стопроцентно лишается любой морали и наркотизируется.

Поэтому будущее Украины, если оно вообще у нее есть, – это в лучшем случает латиноамериканская диктатура с бендеровскими «тонтон-макутами». Такие квазигосударства при ясно чьей поддержке способны болтаться в истории долго, но вот только не в этот период. Поскольку мы живем в точке перехода от минимума энергетики к максимуму. И тут возможны всякие чудеса. И не только на Украине.

Второй пример современного искусственного индуцирования – ИГИЛ. Тут уж совсем все сложно: нет и устоявшейся территории, и народа (населения) как такового. А индуцирование и действие есть. Проект уже другой, чем Украина. Можно разобрать и его устройство при случае.

Готовить об этом сегодня очень важно, поскольку мир политических инструментов непрерывно меняется. Игры с эгрегорами теперь в их числе.

О странностях современной российской политики

Основная дилемма сегодняшнего нашего состояния, это соотношение внешнего и внутреннего. Есть система, а есть ее надсистема и подсистема.

 


Рис. 1.

Есть система политики власти (страна, государство), а есть ее внешняя и внутренняя политика.

 

Рис.2.

Следует отметить, что внешняя политика в чистом виде выражает интересы МЫ, а внутренняя – интересы отдельного Я. Поскольку они неразрывны, то речь всегда идет только о пропорции.

Но иерархия – это статическая схема, характеризующая структуру. А в циклическом отображении необходимо рассматривать связь этой иерархии с циклом, в данном случае – столетним циклом культуры. Для этого следует обозначить пределы, и мы получаем индикатор:

 

Рис. 3.

В столетнем цикле очевидны три доминанты и соответственно, следующие перекосы: перекос во внешнюю или во внутреннюю политику.

Доминанта внешней политики закономерна, если страна должна выжить в агрессивном окружении. При этом внутренняя политика минимизируется – она вся направлена на обеспечение внешней. На графике хорошо видна их пропорция, а в истории хорошо известны такие отрезки.

Очевидно, что именно так была построена система управления в эпоху Сталина. Внешняя политика – оборона и затем геополитическая экспансия. «Пушки вместо масла». Но постепенно дело идет к равновесию, и к моменту смерти Сталина жизнь в стране действительно улучшилась. Не по меркам США, а по меркам СССР.

Доминанта внутренняя – это ориентация политики наших последних 25-30 лет. Попытка внедрить у нас модель «общества потребления». Внешняя политика до последнего времени была «козыревская»: сдача всех геополитических позиций. «Масло вместо пушек».

На графике видно, как по мере увеличения интереса к внутренней политике (больше масла) внешняя политика постепенно вообще исчезает из зоны влияния. Страна с ее суверенностью перестает существовать в истории. И это то, к чему мы шли, реально находясь в ситуации внешнего управления.

Следует заметить, что Россия – это менталитет МЫ. Так же, как Америка – менталитет Я. Отсюда возникает очень важная коллизия, создавшая сильнейшее внутреннее напряжением в этом последнем тридцатилетии: нам навязывался менталитет Я вместе с моделью «общества потребления», но он так и не «сел» на общественное сознание. Хотя частично разрушил основание нашего «МЫ». Но посмотрите на реакции последних обсуждаемых событий: откровенное массовое возмущение выходками нашей «золотой молодежи» на дорогах, претензии к поведению спортсменов и к богатым у власти за откровенную демонстрацию своих богатств (неправедных). Это никак не вяжется с психологией общества потребления, зато так проявляется российская жажда социальной справедливости.

 


Рис. 4.

Казалось бы, в середине цикла (1953-1985) мы должны видеть некое автоматическое равновесие двух политик. Но на самом деле проводить равновесную политику в середине цикла можно было в тогдашних условиях биполярного мира только при очень сильном геополитическом заделе. И он у нас был, хотя и дорого нам стоил, создавая перекос во внутренней политике.

Если страна не имеет вооруженных сил, как нынешние западные страны ЕС, Южная Корея и Япония, наблюдаются «экономические чудеса». У нас перенапряжение на первом этапе и искусственно устроенный «железный занавес» позволяли вести политику хоть и равновесную на грани внешнее-внутреннее, но в стране, по сути, полунищей. Даже наши кинозвезды начала 1960-х годов собирали по знакомым где кофточку, где юбку, где обувку, чтобы поехать за призом в Канны. «Прилично выглядеть» при товарном дефиците было довольно трудно. Реальная политика в СССР не дотягивала до равновесной. Она это имитировала, уж как могла.

Но в ментальном плане 1960-е – это было время счастья и великолепных иллюзий. Сегодня пересмотрел фильм своего детства «Мечте навстречу». Простота стиля – до аскетизма, но сколько энергии и радости! И вот что я подумал: эти люди – не выдуманные персонажи, я помню всех их и каждый тип в реальной жизни, они были именно такими, восторженными и наивными, готовыми на подвиги и совершающими эти подвиги в реальности.

Происходило это на фоне вакханалии форм американских автомобилей и холодильников конца 50-х, начала 60-х, которую нам можно было увидеть разве что на выставках. Было интересно на это посмотреть, но мы не испытывали к ним зависти. У нас был космос и суперавиация – ради них можно было и пояса затянуть. Мы помогали целой куче стран строить новое общество, отбирая ресурс у себя. Хотя никто не бедствовал, просто жили скромно. То есть, некоторый перекос в сторону МЫ был, но он не воспринимался нами как противоестественный – скорее как естественный коллективизм. Таков был выбор страны, ее идеология, и она не отторгалась. Локально случались и взрывные протесты, но связаны они были обычно с региональными властями, которые нарушали тот «общественный договор».

Кстати, в это время вовсю расцвели в сравнении с нами «страны народной демократии» – им не надо было содержать армию и вести гонку вооружений. Тем не менее, именно они устраивали серьезные периодические бунты – у них мерой был близкий Запад. Тоже без своих армий.

Итак, если брать циклы поколений, мы имеем следующую картину доминант в политике:

 


Рис. 5.

И вот в начале 1980-х все изменилось с точностью до наоборот. Человеческому «Я» начинает мешать диктат «МЫ», ему стало во всем тесно и всего мало. На этом средний цикл закончился. А с ним и относительно равновесная политика. Все понимали, что «пушки» отбирают у нас «масло».

Ментальная ситуация 1985 года, а она видна на циклическом индикаторе в пропорции, характеризовалась возросшим преобладанием Я – и нужно было срочно модернизировать политику в СССР. Но разработать стратегию было уже некому. Момент был упущен. Все забыли, как работать с будущим и потянулись в прошлое. Материя возобладала над духом.

Во времена Андропова окружающей его элитой был разработан тайный проект нашего вхождения в Европу. Но – на равных! И ей выгодно, и нам.

Напоминаю: Европе и тогда, и сегодня, несуверенна. Она находится под оккупацией США, там базы и чужие ядерные боеголовки.

С позиций естественного цикла менталитета, который мы только что рассмотрели в политическом ракурсе, это была точка перехода от равновесия внешнего-внутреннего к доминированию внутренней политики и свертыванию внешней политики. К чему привела реализация этого проекта элитой? К перехвату управления внешними силами. Уже в 1989 году он произошел почти незаметно. И обрушил СССР. Элита выпустила власть из рук, возникло внешнее управление. То ли она хотела этого, то ли заранее сговорилась, сейчас это уже не важно. Но важно, наконец, признать это.

То есть, решение наших силовых элит, известное как проект «Звезда», шло поперек естественному состоянию ментальных циклов – эпоха равновесия как раз тогда кончилась. После непроведенных реформ 1970 года это была вторая принципиальная ошибка власти в СССР – иллюзорная ориентация на конвергенцию. Последствия ее были для нас чудовищными.

Сейчас понятно, что единственно возможное отношение Запада к России выражается формулой: «мы хотим, чтобы вас не было». Так было во всей истории, так есть и сейчас. Из этого и следует исходить в политике.

Но как тогда нам строить будущее? В этом будущем есть место всем и всему. А сегодня мы имеем противоречие с взаимоисключающими сторонами. И если доминирование Запада базируется на техносфере, то доминанта будущего должна базироваться на антропосфере – на развитии Человека. Такова единственная гипотеза будущего общества развития.

Это суть смены целей, но прежде чем мы их поменяем, сама эта смена должна быть озвучена властью. А власть безмолвствует.

Молчание мистера Путина

Теперь о сегодняшнем состоянии. Рост активности государства во внешней политике может означать только одно: начался новый цикл. Он обычно сопровождается резким обнищанием населения и вообще – ценность единичной жизни сводится к нулю, это страна в военном положении.

И тут возникают вопросы. Переход менталитета в надсистему происходит скачкообразно. Плавно он не происходит. А этого скачка не наблюдалось… Тогда откуда активность во внешней политике, быстрая милитаризация, и чьи цели этот поворот преследует на этот раз?

Переход доминанты менталитета в надсистему характеризуется главными признаками. Во-первых, ставятся новые глобальные цели. Выбирается место нашего МЫ в большом историческом цикле – кем быть.

И кем нам быть, какова наша будущая роль в истории?

На это и должна ответствовать политика. А она, извините, помалкивает. Выходит, идет какая-то подковерная возня элит? А у них какой проект, хотя бы гипотетический? Все еще войти в Европу по самый Урал? Тогда чем мы лучше Украины с тем же маниакальным желанием?

Второй признак хронотопический: в менталитете возникает глобальное пространство и будущее время. Его можно считывать по искусству, и я про это 20 книг написал. Но в искусстве пока наблюдается все тот же декаданс, и даже до символизма он не дорос. Телесериалы все еще штампуют по формуле «любов и детектива», а это доминанта Я. Путин на встречах с народом обсуждает дороги и ЖКХ, а также прочие подсистемные мелочи – а это не уровень глобальных целей. Их он не обсуждает.

Оппозиционные коммунисты выдвигают программу стабилизации «статус кво» за десять шагов. Прям как «Яблоко» и его «500 дней». А насчет изменения проекта общественного устройства – нет пока такой партии.

Любопытно, что своеобразно левый Кургинян, последовательно отстаивавший лозунг «СССР 2.0», вдруг заговорил о необходимости первоначального построения некого капиталистического национального государства. То есть, весьма странным образом футурист повернул не просто в прошлое, а в досоветское виртуальное прошлое – у нас же не было такого государства. Да и не поздновато ли его строить на основании идеологии модерна, в то время как Запад явно демонтирует и модерн, и национальные государства? Надо так понимать, С.Е. исходит из реального анализа наличных сил и ресурсов страны, общего настроя элиты и вариантов удержаться в истории. Что-то точно произошло с ним накануне отпусков.

За что в бой-то пойдем? Да здравствует национал-капитализм, наше светлое будущее? А после него построим СССР-2?

Все это вокруг власти. А сама власть о главном молчит.

Но если не заявлено будущее содержание, то внешнеполитическая активность – это как бы преждевременное действие. Или «игры престолов».

Мне пришло в голову, что, возможно, Путин этим действием – внешнеполитическая активность и милитаризация экономики – вводит страну с состояние «назад дороги нет». Не хотите идти в будущее по доброй воле, а придется – у вас выхода не будет. Всем понятно, что ракеты нужны, чтобы рано или поздно их применить. А в ситуации нарастающего распада западный Зверь обязательно попробует прыгнуть напоследок. Надо собрать вокруг максимум тех, кто хотя бы во враги не записывается. И договориться, если не о союзе, то о нейтралитете. Что он и делает во внешней политике.

Необратимость происходящего чувствуется. А на фоне пусть себе кудрины поют нам песнь о возврате назад и сдаче всех позиций – для отвода глаз. Кто ж в такое сегодня поверит? А что происходит в реальности, никто толком не понимает. А что-то таки происходит. И довольно быстро.

НАТО в бешенстве от этой странной политики подползло к нам вплотную. Но реально это мало что дает, тут дело решает не расположение пары батальонов, а дух народа и совершенство техники. Приграничные моськи уже бешено лают от ужаса, что их прижимают вплотную к обозленному слону. Ну так сами доигрались, вас первых слон и разотрет.

В конечном итоге воевать придется за Россию. А там Бог выведет.

Н.Н. Александров

Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

830
Похожие новости
06 декабря 2016, 15:57
07 декабря 2016, 19:12
06 декабря 2016, 15:27
06 декабря 2016, 18:57
06 декабря 2016, 08:57
07 декабря 2016, 14:27
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров
Комментарии
Подпишись на новости
 
 
Популярные новости
01 декабря 2016, 23:27
02 декабря 2016, 08:27
02 декабря 2016, 20:27
04 декабря 2016, 22:12
02 декабря 2016, 12:57
05 декабря 2016, 23:27
05 декабря 2016, 04:42