Главная
Новости Встречи Аналитика ИноСМИ Достижения Видео

Мониторинг ради мониторинга: об отчете Счетной палаты

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

Россияне уже привыкли, что в стране все идет правильным курсом: президента любят все, санкции сделали нас только сильнее, экономический кризис пройден, глава ЦБ — лучший специалист в этой области и так далее. И только изредка эту идиллию разрушает прямая линия, на которой выявляются буквально «единичные» случаи злоупотребления местных властей, и отчеты председателя Счетной палаты. Поскольку практика встреч Голиковой с Путиным постоянная, проанализируем, к чему эти отчеты на камеру перед президентом.


ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ

Счетная палата отчитывается перед президентом дважды: сначала на камеру, а затем уже подает письменные отчеты. Первая форма решает одновременно несколько задач:

— демонстрация того, что все под контролем, власть осуществляет постоянный мониторинг, все виновные могут понести наказание. То есть злоупотребления не останутся незамеченными;

— пиар президента. На встрече с Голиковой 10 августа Путин поднял вопросы, затронутые на Прямой линии, тем самым показал народу, что все проблемы решаются на самом высоком уровне, никто из дозвонившихся на Прямую линию не будет позабыт;

— формирование образа президента-защитника отечества и своего народа. Голикова, обращаясь к Путину, сказала, «такое поручение можете дать только Вы». Действительно, система в России без ручного управления не работает, т. е. система государственного управления так и не создана, в чем открыто признаются чиновники всех уровней.

Чем закончилась эта встреча? Да тем, что сообщение Голиковой изрядно утомило президента, и он постарался поскорее закончить просьбой все изложенное указать в письменной форме. А что далее будет с этим отчетом, в котором только крупица выявленных проблем, предсказать несложно.


ИНТЕРЕСНЫЕ «ОТКРЫТИЯ»

Читать такие отчеты Счетной палаты порой полезно. За оправдательными «приговорами» провинившихся все же можно найти реальные проблемные сферы, которые выявляются благодаря усилиям аудиторов Счетной палаты. Эта та степень негатива, который Кремль может себе позволить предоставить общественности. Что неудивительно, ведь выявление нарушения непосредственно не затрагивает президента, а наоборот укрепляют уверенность, что все проблемы идут от местных властей, а федеральный центр просто в неведении.

Начала свой отчет Голикова с сообщения, что с 2014 года ведомство начало модернизировать свои информационные системы, а в 2016 году была запущена информационная система удаленного аудита, позволяющая выявлять нарушения, не выходя на объект. Это и есть те самые элементы цифровой экономики, за которую сейчас так ратует российский лидер. Несмотря на такую систему преждевременного выявления нарушений, а сама Голикова указала, что эта система «дает возможность осуществлять предварительный контроль, то есть не доводить ситуацию до того, когда уже фактически происходит нарушение, а всё‑таки общаться с коллегами, с тем чтобы уведомлять их, что мы видим некие нарушения в их финансово-хозяйственной деятельности», количество нарушений не уменьшилось, а напротив только выросло.

Если за весь 2016 год таких нарушений было 3845 на общую сумму 965 миллиардов рублей, то только за первое полугодие их уже 2631 на сумму 1,13 триллиона. В пересчете на средние показатели на одно контрольное мероприятие приходилось 15 нарушений в 2016 году и 18 в 2017 году. По сумме в прошлом году — 3,7 миллиарда рублей, в этом — 6,9 в миллиардах рублей. 62% всех этих нарушений — это не технические ошибки. Интересная динамика для системы, которая благодаря информационным технологиям стала своевременно выявлять риски нарушений и предотвращать их.

Но причина роста правонарушений по Голиковой отнюдь не в коррупции, тема которой теперь ассоциируется с оппозиционным кандидатом. Причина в неэффективности кадров на уровне ниже министров: «квалификация тех, кто непосредственно работает даже не на уровне министерств, а на втором и третьем уровне, оставляет желать лучшего с точки зрения соблюдения финансово-бюджетной дисциплины». Конечно, хотелось бы услышать о квалификации тех, кто на и выше уровня министерств, но естественно, что услышать такое не удалось.

Как выявила Счетная палата, идет перекос в сторону увеличения числа управленцев и сокращения низового звена. С 2012 году численность государственных служащих росла, а в 2016 году она сократилась на 5,6 процента, причем сокращение было достигнуто за счет того самого низового персонала. Выявленные цифры говорят о неэффективности кадровой политики:

— количество заместителей руководителей федеральных органов возросло на 18%;

— количество директоров департаментов возросло на 21%;

— число начальников управлений выросло на 13%;

— количество начальников в территориальных органах возросло на 8,4%, хотя число сотрудников в них сократилось на 11,9%.

Зачем стране столько управленцев? Зачем толпы заместителей? Ведь понятно же, что это и есть коррупция, когда новый начальник приводит своих родственников и друзей, под них создает рабочие места. Как на это реагирует президент? Равнодушным предложением к Голиковой: «подумайте и сформулируйте свои предложения». А как же так получается, что отчет есть, а предложений нет? Его даже этот факт не удивил. Да, собственно говоря, чему удивляться, когда он сам проводит точно такую же кадровую политику, что и местные власти. Именно с него все и начинается.


ПРЯМАЯ ЛИНИЯ

Наибольший интерес в отчете у президента вызвали поручения, данные по итогам Прямой линии. Ведь именно они влияют на рейтинг главы государства, а не случайно вскрытые в ходе аудита новые проблемы.

И здесь Голикова была на высоте, находя всевозможные аргументы, чтобы указать, что все шло по плану, но виной оказались незначительные факторы или действия неблагонадежных подрядчиков. Например, в Забайкальском крае виноватых нет, поскольку новая администрация не несет ответственности за действия предшественника: «мы общались уже с новым составом руководства края, и понятно, что они, наверное, не отвечают за действия своих предшественников». Согласно Голиковой по объемам планы по обеспечению жильем были выполнены, подвело только качество этого жилья. И тут уже совершенно курьезная фраза, что «там применялись технологии, которые не свойственны для этого региона, так называемые натяжные потолки, которые в тех климатических условиях совершенно непригодны». С чего Голикова это взяла?

Вся страна предлагает те самые натяжные потолки, в самой Чите действует множество фирм. Да и причем тут климатические условия, когда натяжные потолки внутри помещения, а там температура вне зависимости от региона поддерживается на уровне комнатной температуры. Такие объяснения годятся разве что для двоечника по физике. По сообщениям Голиковой «сейчас край предъявляет претензии той подрядной организации, подал в суд, ждём результатов разрешения этого вопроса». А о чем край в таком случае думал, когда подписывал акт приема-передачи? Тогда у него не было претензий, появились они лишь после Прямой линии? Возможно это наследие предыдущей администрации, но ведь новый губернатор уже сидит в своем кресле с сентября 2016 года и эту проблему так и не решил, доведя народ до отчаяния, до последней инстанции — прямой линии президента. Счетная палата проблемы вскрывает, но очень уж полюбовно предлагает их разрешать: констатировать, что они есть. Принять их и всех простить. При таком подходе толк от этих мониторингов нулевой.

Говоря о выделенных средствах на сельское хозяйство, Голикова констатирует, что средства были направлены в отрасль, но по очень странному распределению. И ничего поделать с этим уже нельзя, поскольку деньги уже использованы, назад их не отберешь.

Но самое интересное было в части проблем с лесными пожарами, которые уже не первый год тревожат всю страну. Мало того, что оказывается лесные планы тушения устарели, ненадлежащим образом проводились профилактические работы — облеты территории, расчистка дорог, расчистка лесов, так оказалось, что «сегодня на законодательном уровне не установлена ответственность за тушение пожаров в лесах и степных пожаров, на сегодняшний день никто ответственности за это не несет». Пожары уже уничтожили тысячи гектаров лесов, пострадали тысячи граждан, дома которых сгорели в пожарах, а они только сейчас увидели, что ответственности никто не несет! И самое главное. Кто когда, зачем этот институт ответственности уничтожил? Он был, леса так не горели. Не путинская ли линия либерализации государства?

Но пугает даже не это, а то, что у нас именно президент и правительство в принципе никакой ответственности не несут. То есть коллективная безответственность — это норма путинской системы государственного управления.

Аналогична законодательная проблема в Ставрополье, где не урегулирован вопрос компенсации тех выплат, которые получает территория из федерального бюджета, если чрезвычайная ситуация признана ситуацией федерального масштаба. Президент особо в тонкостях разбираться не стал и задал свой любимый за последнее время вопрос: «деньги перечислили?». Все же различаются два первых лица государства: у одного денег нет и держитесь, а другой исходит из того, что раз деньги перечислили, то все должно работать.

Вопрос с выплатами на Ставрополье был во всех смыслах показательным, поскольку он в целом вскрыл систему многочисленных поборов с россиян. Чтобы получить справку о том, что жилье пришло в негодность, население вынуждено заплатить экспертным организациям за заключение по 5–6 тысяч рублей. Когда стали эти деньги возвращать гражданам, с них умудрились удержать комиссию подразделения банков за возврат платежа. Далее с них потребовали заплатить 1800 рублей в Росреестр за справку, что жилье единственное. Деньги были возвращены. Но как только они получили долгожданную компенсацию за жилье Служба исполнения наказаний со счетов, если они были должники, эти деньги списывала, и никто не информировал о том, что эти люди пострадали в чрезвычайной ситуации. Вот такой бесконечный круг поборов прошли те, кто пострадал в природных катаклизмах. Что ж, как никак в либеральной России живем, а здесь надо платить уже за все…ну кроме воздуха, что пока вопрос времени.


ЗАЧЕМ СЧЕТНАЯ ПАЛАТА?

Согласно ст. 14 Федерального закона от 05.04.2013 №41-ФЗ (ред. от 07.02.2017) «О Счетной палате Российской Федерации» Счетная палата «осуществляет контрольную, экспертно-аналитическую, информационную и иные виды деятельности», «направляет по результатам контрольных и экспертно-аналитических мероприятий соответственно представления, предписания, уведомления о применении бюджетных мер принуждения, информационные письма, а также при выявлении данных, указывающих на признаки составов преступлений, передает соответствующие материалы в правоохранительные органы». Такой орган важен и нужен в государстве, поскольку мониторинг за исполнением — это уже первый шаг на пути искоренения безответственности. Но только не в либеральной России, где этот мониторинг проводится ради самого мониторинга. Только из доклада Голиковой об итогах за первое полугодие 2017 года можно было уже многократно сформировать материалы коррупционных дел и направить их в правоохранительные органы. Вспомним их:

— «Эти 767 миллионов рублей в отчёте отражены не были, и по факту, если они утеряны с точки зрения отражения, значит, они уже не будут взысканы в доходы бюджета». В лучшем случае это халатность, а в худшем факт коррупции. Впрочем, для Счетной палаты это просто ошибка, за которую никто не понесет ответственности;

— «количество заместителей руководителей федеральных органов возросло на 18 процентов, количество директоров департаментов возросло на 21 процент, начальников управлений — на 13». Однозначно же признаки коррупции, когда устраивают своих и создают под них рабочие места. Особенно это касается должности заместителей. Но для Счетной палаты это не коррупция, а неэффективность кадровой политики;

— «внутренний нормативный акт Забайкальского края отличен от того, который принят на федеральном уровне, и был разный подход применён: отдельные хозяйства получали 45 процентов, другие хозяйства получали 91 процент». Очевидный же факт коррупции, когда большую часть средств получили именно «свои» хозяйства. Но для Голиковой это снова не коррупция, а отдельные нарушения, которые необходимо устранить;

— «профилактические работы — облёты территории и всё, что необходимо, расчистки дорог, расчистки лесов — к сожалению, вынуждена это констатировать, на надлежащем уровне не проводились» — те же самые факты коррупции, когда деньги из бюджета на эти цели расходовались, а качество услуг было ненадлежащим.

Голикова только единожды упомянула, что Счетная палата передала дела в прокуратуру — когда говорила о недостатках в Ставрополье по поводу удвоенности выплат, разного рода подчисток в документах, предоставления выплат не тем, кому нужно. Во всех остальных случаях Счетная палата ограничила свою работу констатацией факта нарушения.

Отчет главы Счетной палаты сказал о многом: что сам орган ограничен в своей деятельности, результаты его аудита не оказывают влияния на качество государственного управления. Что в стране царит полная безответственность, а учитывая, что она начинается с головы, удивляться этому не приходится.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Facebook, Одноклассники

317
Похожие новости
16 ноября 2017, 11:42
16 ноября 2017, 22:42
16 ноября 2017, 08:42
17 ноября 2017, 10:12
16 ноября 2017, 09:42
16 ноября 2017, 09:42
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Новости партнеров

Комментарии
Популярные новости
16 ноября 2017, 11:42
12 ноября 2017, 23:27
12 ноября 2017, 10:42
15 ноября 2017, 11:27
11 ноября 2017, 19:12
14 ноября 2017, 08:42
13 ноября 2017, 02:12